16+
Дорога в Город ангелов

14 сентября 2021

В День солидарности в борьбе с терроризмом, в день памяти погибших в Беслане, мы вспоминали тех, кто навсегда остался в стенах бывшей первой школы города. При подготовке памятных акций и публикаций было невероятно сложно сдержать эмоции: кажется, нет на земле ни одного человека, кого бы ни тронул Беслан. 17 лет спустя эта рана на теле России всё ещё заживает.

«Так и должно быть, - говорит кто-то из собравшихся на митинге памяти, - ведь, что мы за люди будем, если простим и забудем. Предатели?» 

До сих пор тяжело представить, понять, как такое могло произойти. Слишком много горя. На акциях памяти «Капля жизни» в Пуровском районе, как и в каждом посёлке и городе страны, вспоминали ушедших учеников, их родителей, учителей, бойцов, помогавших освобождать заложников.

Тарко-Сале, Ханымей, Пурпе, Халясавэй, Самбург, Пуровск - в едином порыве почтили память детей и взрослых, для которых первое сентября стало последним. Пуровчане провели «Каплю жизни» в школьных дворах, парках, у памятных стел. Они набирали воду из чаши в ладони и поливали цветы, символически делясь ею с погибшими.

Оказалось, правда, что не все знают, почему именно вода стала символом памяти беслановской трагедии. Мы хотим поделиться с вами историями участников и очевидцев тех событий, чтобы заполнить пробелы памяти. И ещё раз помянуть их - ангелов, не вернувшихся домой.

...увидела, как выглядит смерть...

Из воспоминаний Зарины Цариховой: «Нас стали загонять в спорт-зал. Они развесили в виде гирлянд бомбы: по бокам, дорожка из бомб, над нами висели бомбы, на кольцах бомбы были, ящики тротиловые стояли. Запомнила очень хорошо момент, когда увидела, как выглядит смерть. Когда нас стали загонять, отец моего одноклассника начал нас всех успокаивать. К нему подошёл террорист, схватил его за шею и поставил на колени, тогда они только ростом сравнялись. Схватил и говорит: «Если вы сейчас не закроете свои рты, я его убью».

А мы никогда не видели, перед нами никогда не убивали, мы не видели войну. Мы стали друг друга успокаивать. Но это террориста не остановило, он ему выстрелил в висок. У того сразу закатились глаза, он рухнул. Вместо того чтобы его вынести, его занесли вглубь зала, чтобы мы видели, как кровь растекается. Мы смотрели, он лежал прямо передо мной. Помню хорошо, когда нам сказали: надо вытереть кровь. Вытянули его сыновей, чтобы именно они вытерли кровь. Я помню, он снял с себя рубашку, трёт кровь и плачет. Ему было так плохо. Человек повзрослел буквально за два часа, такой был взгляд. К сожалению, из них никто не выжил. Два брата и отец погибли».

...помню, как начали стрелять...

Из воспоминаний Дины Каргиевой: «1 сентября 2004 года я вместе со своими детьми Зариной и Аланом пошла в школу на праздничную линейку. Помню, как начали стрелять, как набежали с разных сторон люди в форме с автоматами, как нас окружили и стали заталкивать прикладами в спортзал.

Зарина, как могла, обо мне заботилась. Обмахивала меня куском картона, нашла какое-то полотенце мокрое, стала выжимать его мне в рот, чтобы хоть каплю воды - мне. Дочь повзрослела на глазах.

Взрыв. Меня отшвырнуло. Всё было в дыму, ничего не видно… Помню, возле меня Алан, Лиза и Борик, соседские дети… и груда трупов. Кругом мёртвые тела. Я принялась было искать, но дочь не нашла. После взрыва в одной из стен образовалась дыра, и я крикнула детям: «Бегите быстро туда!» Лиза убежала, а мальчики оба вернулись ко мне, легли рядом, схватили меня за руки и уже не отпускали до последнего.

Началась перестрелка, и мы, чтобы укрыться, забежали в тренерскую комнату. Туда влетел один из террористов с автоматом, и наш преподаватель физкультуры Иван Каниди набросился на него. Они стали бороться. Каниди уже крепко держал автомат за ствол, но террорист выхватил пистолет и выстрелил ему в лицо. Я видела… Это было так ужасно… Помню, отвернулась, чтобы не смотреть.

В какой-то момент я увидела возможность вытолкнуть детей из окна. Там возле окна стояла парта. Я забралась на неё вместе с детьми. Первым вытолкнула соседского мальчика Борика, а следом стала выталкивать моего Алана. В этот момент один из террористов стал стрелять. Я Алана выпихнула, но террорист попал в него - у мальчика ранение в правое лёгкое, повреждено плечо. Ещё один мальчик, который вслед за Аланом выскакивал, не успел - был убит, застрелен в спину…»

...я осталась в 2004-м

Из воспоминаний Анеты Гадиевой: «Когда раздались автоматные очереди, в панике мы с Аланой потерялись. Меня завели в зал последней. Была только одна мысль: «Где же дочка?» Вдруг учительница крикнула: «Анета, она здесь!» Увидев меня, Алана заплакала: «Не ходи сюда, тебя застрелят!» - а сама ползла ко мне сквозь людей. Обняла её, стало не так страшно. Милена - годовалая сестра Аланы, плакала от жары, голода и жажды. Она вдавилась в меня, словно снова хотела залезть обратно в живот. Так мы и просидели сутки в уголке. На второй день на переговоры к террористам в школу пустили бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева. Он договорился о том, что матерей с грудными детишками освободят. Просила, чтобы малышку понесла старшая дочь, умоляла оставить меня в обмен на неё. Но никто не слушал… Так мы с Милой живы, а Алана... Я как будто до сих пор во
2 сентября 2004-го».

266 из 334

Когда я собирал воспоминания, то поделился своими переживаниями с другом - тяжело читать такое, особенно тем, у кого есть дети. В ответ услышал: «Мы в этом году ехали мимо, путешествовали по Чечне. В какой-то момент, проезжая мимо поворота в сторону Северной Осетии, решили заехать в Беслан. Но спустя некоторое время от этой мысли отказались. Поняли, что просто морально не вынесем такой «экскурсии». С нами были дети, им стало страшно».

Их выбор понятен. Дорогу в «Город ангелов», а именно так называют сейчас мемориальный комплекс вокруг старой захваченной школы, морально осилит не каждый. Среди могил - здание школы, спортивный зал, памятники, православный храм новомученников российских.

А вокруг «Дерева скорби» разбит цветник - под ним могила. Там, в одном гробу, захоронены фрагменты, что остались неопознанными в лаборатории. Работать на детском кладбище, где похоронены 266 из 334 заложников, может не каждый. Смотритель Касполат Рамонов остался на кладбище, потому что сам принёс сюда гроб со своей дочерью. Не смог уйти, но других, если они не выдерживают и увольняются, понимает: «Ребята, кто убирает, или охранники и так далее, начинают работать и через день-два подходят: «Вы извините, мы не можем. Ночью слышим детские голоса».

И тут же добавляет: «Но сюда даже маленькие дети приходят. Не страшно. Здесь очень положительная энергетика. Правда есть некоторые необъяснимые вещи. Например, бывает идеальная погода, листочки не шевелятся на деревьях, а с этого места выходит ветер, как смерч, раскручивается, венки, цветы, вазы - всё, что есть по дороге, поднимает в воздух, доходит до границы старого кладбища, там всё роняет и пропадает. Это я уже наблюдал много раз. И священников спрашивал, и местных стариков, и мусульман - не могут объяснить, что бы это значило».

Автор: Артём ВЕБЕР

Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *